наверх
header Notes Collection

50 Лат 1934, Латвия

Каталог Краузе (Пика) Номер: 20
Годы выпуска: 03.10.1935 - 25.03.1941
Тираж: 1 000 000
Подписи: Padomes priekšsēdētājs: Adolfs Klīve, Galvenais Direktors: Kārlis Vanags
Серия: Latvijas Bankas
Образец от: 1934
Материал: Хлопчатобумажное волокно
Размер (мм): 145 х 79
Печатный двор: Thomas de la Rue & Co. Limited, London and British firm Portals Limited

* Картинки отмеченные знаком magnify, рассматриваются увеличительным стеклом, остальные открываются в полном размере по клику на изображении.

** Слово "Specimen" присутствует только на некоторых электронных изображениях, согласно правилам публикации банкнот соответствующих банков.

50 Лат 1934

Описание

Водяной знак:

Mātes Latvijas tēls watermark

На водяном знаке изображена голова скульптуры Мать-Латвия, созданной для архитектурного ансамбля Братского кладбища Риги (Rīgas Brāļu kapi). Этот мемориальный комплекс национального значения посвящен воинам, павшим в Первой мировой войне и освободительной борьбе Латвии (1915-1920).

Первый камень в строительство Рижского братского кладбища был заложен в 1924 году.

На кладбище похоронено около двух тысяч героев, в том числе около 200 неизвестных. Обустройство комплекса длилось 21 год. В архитектуре использован местный строительный материал – латвийский известковый туф.

Kārlis Zāle Pēteris Feders

Сюжет комплекса был разработан скульптором Карлисом Зале. Архитектурными работами руководил профессор академик Петерис Феддерс.

С обеих сторон от входа расположены две скульптурные группы всадников. Липовая аллея соединяет вход с главной террасой, а по обе стороны находятся дубовые рощи. Две лестницы по бокам ведут с террасы вниз к геометрически правильному партеру с могилами, на каждой из которых лежит плита. Возле ступеней находятся две скульптурные группы «Раненых всадников» , а в средней части - горельеф «Два брата».

Rīgas Brāļu kapi Rīgas Brāļu kapi

Наиболее богата скульптурными образами завершающая ансамбль Стена Латвии. Четыре коленопреклоненные фигуры символизируют области Латвии. Верхнюю часть стены украшает фриз с мотивом сражения, на котором медленно скользят фигуры древних воинов. Центральную часть Стены Латвии венчает образ Матери Латвии, выражающий скорбь и благодарность народа павшим героям. Под образом Матери Латвии раньше находился Большой крест, который был уничтожен в советский период (позднее - восстановлен).

В 1936 году на стене Латвии были сделаны гравировки городских гербов и 19 уездов страны.

Под скульптурой Матери-Латвии находится урна с 517 горстями земли - из каждой латвийской волости.

Мемориальный ансамбль Братского кладбища был освящен в День Лачплесиса - 11 ноября 1936 года.

Карлис Зале создал известный памятник Свободы и ансамбль Рижского Братского кладбища.

Его творением является также, например, памятник Андрею Пумпурсу на Большом кладбище в Риге (1929). Об Андрее Пумпурсе, авторе поэмы Лачплесис, я упоминал в описании банкноты 25 Лат 1938 года.

Работы Карлиса Зале имеют высочайшую художественную ценность. В них скульптор использует язык символов и аллегорий. Это обобщенные, пронизанные философскими идеями образы, которые воплощают стремление народа к свободе, его любовь к родине, трудолюбие, красоту этических ценностей, сохраняемых веками. (www.europeana.eu) (www.zudusilatvija.lv)

Аверс:

50 Лат 1934

Kārlis Ulmanis

Гравировка на банкноте сделана с фотографии 1930-ых годов рижского фотографа Мартиньша Лапиньша (Mārtiņš Lapiņš, 1873-1954).

Mārtiņš Lapiņš Mārtiņš Lapiņš

В 1906 году Лапиньш открыл свою фото-мастерскую в Гризинкалнсе, на улице Пернавас 16. Активный член Латвийского фотографического общества, участвовал в местных и зарубежных фотовыставках. Снимал латвийских деятелей культуры по заказу Министерства образования. Он также создал кинохроники, такие как «Визит шведского короля в Ригу» (1929), и делал фильмы с рекламой для различных компаний. Оператор и продюсер фильма «Кошачья мельница» (1932). Во время Второй мировой войны мастерская Лапини на улице Марияс 2 была разрушена, а вместе с ней и его фотоархив и киноархив. После Второй мировой войны работал фотографом на фабрике "Rīgas Foto". Похоронен в Риге, на Лесном кладбище.

Карлис Аугустс Вилхелмс Улманис (Kārlis Augusts Vilhelms Ulmanis, 23 августа [4 сентября] 1877 - 20 сентября 1942) - латвийский политический и государственный деятель. Авторитарный правитель Латвии в 1934-1940 годах.

Родился 4 сентября 1877 года в Пикши Удзеской волости Добельского уезда. В 1896 года учился в училище молочного хозяйства в Тапиау (ныне Гвардейск), Восточной Пруссии, на курсах молочного хозяйства. В 1897 году работает управляющим молокозавода в Риге. В 1902 году вместе с Я.Бергсом ведет курсы молочного хозяйства в Бермуйже. С 1903 по 1905 год изучает сельское хозяйство в Сельскохозяйственном институте Лейпцигского университета, одновременно руководя в Латвии несколькими программами курсов молочного хозяйства.

Основатель Латвийского государства, президент-диктатор Карлис Улманис был выпускником курсов молочного хозяйства и первую половину жизни провел на молочных фермах. Молочное животноводство играло особую политическую и даже идеологическую роль в жизни межвоенной Латвии. Придя к власти, Улманис поставил задачу превратить новую страну в молочную ферму Европы, наладил экспорт творога и сметаны в геополитически близкие Латвии Великобританию и Финляндию и провозгласил лозунг "Наше будущее - в телятах!".

Он также известен как автор афоризма: "Что есть - то есть, чего нету - того нету".

Однако, вернемся к нашим коровам...

В начале 1920-х годов после оформления независимой Латвийской Республики политические круги Латвии взяли на вооружение датский опыт развития сельскохозяйственного комплекса. Одним из ключевых учебных заведений страны стал факультет сельского хозяйства Рижского политехникума, который заканчивало большинство латышских правящих политиков 1930-х годов.

Министры сельского хозяйства были важными фигурами в административной структуре Латвии.

Kārlis Ulmanis

С начала 1930-х годов в Латвии началось промышленное производство сыров, которые с 1936 года стали значимой статьей сельхозэкспорта. В этот период сыры охотно производили 53 молочно-хозяйственных общества, а также 50 ферм, которые принадлежали частным владельцам.

Помимо Великобритании и Третьего рейха, государствами — импортерами молочных продуктов с берегов Балтии были не только Франция и Чехословакия, но и традиционно "молочные" Дания и Швейцария.

В 1938 году, например, в Великобританию экспортировалось 139 тонн сыра (в основном эмментальского) из 1 290 тонн валовой продукции сыроделия, что было приличным показателем.

21 декабря 1905 года за участие в революции 1905 года его арестовывают и отправляют в Псковскую тюрьму. В 1906 году освобожден из заключения, весной 1907 года выезжает в Нью-Йорк (США). Изучает сельское хозяйство в нескольких учебных колледжах США, становится руководителем хозяйственных предприятий и лектором Университета Небраски.

Когда в марте 1913 года Россия объявляет амнистию революционерам 1905 года, К. Улманис возвращается в Ригу и работает агрономом в Балтийском обществе сельскохозяйственников, инструктором в Рижском Центральном комитете сельского хозяйства, с 1914 по 1916 год – редактором журнала Балтийского общества сельскохозяйственников «Земе». В 1916 году избирается в правление Балтийского комитета по обеспечению латышских беженцев. В марте 1917 года его избирают в Видземский временный земский совет, в апреле – заместителем временного комиссара Видземской губернии. Участвует в учреждении Крестьянского союза Латвии.

17 ноября 1918 года избирается Президентом министров Латвийского Народного Совета. 18 ноября Народный Совет поручает К.Улманису составить Кабинет министров. С 18 ноября по 19 ноября – Министр сельского хозяйства. С 19 ноября 1918 года по 13 июля 1919 года – Президент министров. В январе 1919 года часть министров Временного правительства Латвии во главе с К.Улманисом эмигрируют. Чтобы уберечь государственность Латвии, обращаются за помощью к правительствам Дании, Швеции, Эстонии.

С 1919 по 1934 годы Улманис занимал 5 различных должностей в государственном аппарате и на него было совершено 3 покушения.

Kārlis Ulmanis

15 мая 1934 года К. Улманис организует государственный переворот. Начался период его авторитарной власти в Латвии. 11 апреля 1936 года перенимает пост Президента Латвии и Президента министров, объявляет себя вождем народа.

О судьбе Карлиса Улманиса, после присоединения Латвии к СССР, ходят различные слухи. Официальные источники, однако, придерживаются версии российского архива:

21 июля 1940 года передает полномочия руководителя государства Августу Кирхенштейнсу. 22 июля 1940 года был депортирован в СССР, где, в конечном итоге, попадает в Красноводск Туркменской ССР.

Умер Карлис Улманис 20 сентября 1942 года, от дизентерии, в Красноводской тюрьме. По рассказам свидетелей похоронен на Красноводском кладбище. (www.president.lv) (www.rubaltic.ru) (stav-history.ru)

Справа и слева колосья пшеницы, как символ плодородия, и национальный орнамент.

Надпись, в центре: "Pret so naudas zīme latvijas banka izsniedz 14,51613 gramus zelta. Naudas zīmes nodrošinātas to pilnā nominālvērtībā".

По-русски: "Эту банкноту Банк Латвии оценивает в 14,51613 грамма золота. Банкноты обмениваются по полной номинальной стоимости."

Стилизованные листья аканта.

Номиналы цифрами по углам. По центру прописью.

Реверс:

50 Лат 1934

coat coat

Изображение золотого восходящего солнца с 11-ю широкими волнистыми лучами, между которыми располагались 10 узких волнистых лучей, было размещено и в лазоревой верхней половине щита государственного герба Латвийской Республики, утвержденного 16 июня 1921 года Конституционным (Учредительным) Собранием Латвии, проект которого был создан вернувшимся из г.Петрограда художником-графиком Рихардом Германовичем Зариньшем, вместе с Вилисом Круминьшем, (сам художник по-русски подписывался "Зарриньш", Rihards Zariņš, 1869-1939), занимавшим до 1917 года должность технического и художественного директорома Экспедиции заготовления государственных бумаг (ЭЗГБ) Российской империи и Временного Правительства (по его проектам в 1905-1917 гг. были выпущены банкноты и почтовые марки Всероссийского Временного Правительства).

Нижняя половина щита герба Латвии была рассечена, в правом серебряном поле был изображен символизирующий Курземе и Земгале обращенный геральдически влево червлёный восставший лев из исторического герба Курляндии и Семигалии, в левом червлёном поле – символизирующий Видземе и Латгале серебряный грифон из исторического герба Лифляндии.

Над щитом были изображены по дуге окружности касающиеся друг друга двумя лучами три золотых пятиконечных звезды, символизирующие единство трёх исторических частей Латвии – Курземе и Земгале, Видземе и Латгале. (www.heraldicum.ru)

Надпись под гербом: "Par latvijas bankas naudas Zimju viltosanu, vai viltotu zimju uzglabasanu un izplatisanu vainigos sodis saskana ar sodu likumiem".

По-русски: "За подделку латвийских банковских билетов, а также за хранение и их распространение, полагается наказание в соответствии с уголовным законодательством".

Номиналы цифрами по углам. По центру прописью.

Комментарий:

Adolfs Klīve Kārlis Vanags

На банкноте подписались: Адольф Кливе и Карлис Ванагс.

Я заинтересовался вопросом - "Почему на банкнотах 10 Лат эмитентом обозначено государственное казначейство (Latvijas valsts kases zime), а на других банкнотах эмитентом является Банк Латвии (Latvijas Bankas)"?

Пришлось заняться переводом статьи - в статье ответ на вышеприведённый вопрос!, на латышском языке, прошу прощения за возможные недочёты в переводе.

Кроме этого, я, неожиданно, вышел на оцифрованный архив латвийской периодики, где нашёл статью из русскоязычной газеты "Вечернее время", от 24 ноября 1924 года, как раз по теме. Здесь её и прилагаю.

Ответ так же озвучен, мной, в видео о банкноте.

article article article

"Согласно банковскому положению, лишь Банк Латвии имел монопольное право выпускать банкноты, но, в целом, у государственных денег было два владельца - Банк Латвии и Министерство финансов (Кредитная касса). Такие отношения сформировали денежную систему Латвийской Республики, которая началась с рождения латвийского рубля, весной 1919 года и, наконец, была продолжена принятием документа «Закон о казначейских обязательствах» от 14 ноября 1924 года. В Латвии, в обращении, было два вида наличных денег, но политики и экономисты были не согласны с такой практичностью «дуализма».

Во-первых, в обращении находились казначейские векселя в рублях, которые на тот момент были выпущены на основании разрешения Конституционного Собрания.

Всего - 2420 млн. Рублей (по курсу 48,4 миллиона Лат), из которых 500 рублёвыми банкнотами - около 38 млн. лат. Они представляли товары и услуги и были напечатаны, будучи обеспеченными всем национальным достоянием. Это было подтверждено государством, в лице управляющего казначейством и министра финансов (подписи на банкнотах). На самом деле, эти деньги были покрыты государственными резервами около 70% от номинала.

Во-вторых, банкноты Банка Латвии были в обращении и в латах - 22,3 миллиона, в стоимостном объеме было выпущено 26,0 млн. Лат (другие банкноты находились в кассе Банка Латвии, на различные расходы). Они были полностью обеспечены золотом и иностранной валютой, подтверждая кредитоспособность Латвии.

article article

Монеты - бронза, никель и серебро - также были в обращении. 1 ноября 1924 года в обращении были бронзовые деньги - около 0,5 млн. Лат, никелевые деньги - около 2,2 млн. Лат, и серебряные деньги - около 8,5 млн. Лат.

Такой монетарный дуализм имел как сторонников, так и противников. 14 ноября 1924 года Сейм обсудил представленные законопроекты. Один из них - "Закон государства об изъятии казначейских векселей" - подготовил министр Рингольд Калнингс. Второй был подготовлен финансовой комиссией Сейма. Этот проект по изъятию рублей из оборота, поддерживая их золотое покрытие Министерством финансов, поручал Банку Латвии хранение этого золота.

Ringold Kalnings

Р. Калнингс, после возвращения на должность министра, в январе 1924 года, передал его в Сейм. Новый проект был представлен Финансовому комитету, который отклонил его. Оба эти проекта были рассмотрены на пленарном заседании Сейма 14 ноября 1924 года.

Проект г-на Калнингса основывался на осторожном представлении о том, что парламентская система не сможет гарантировать обеспечение денег золотом, если в любое время, по популистским требованиям и без учета экономических обстоятельств, увеличивать выпуск наличных денег, тем самым способствуя инфляции. В связи с этой угрозой Р. Калнингс потребовал изъятия рублевой массы из обращения.

Это предложение было основано на том принципе, что в стране должен быть один эмитент денег, учреждение, которое может вводить банкноты в обращение, которые можно обменять на золото в любое время. Все национальное золото должно быть предоставлено в распоряжение Банка Латвии. Оно может быть использовано только на банковские операции, в соответствии с Уставом Банка, а не в интересах каких-то политических групп. Хотя Р. Калнингс был в то время Председателем Совета Банка Латвии, этот законопроект не обсуждался в Совете Банка, потому что, по сути, был проектом министерства финансов, но тот факт, что летом 1924 года проект, подготовленный Советом Банка Латвии для выпуска банкнот в 20 и 25 лат получил вето от министра финансов Р. Калнингса, подтвердил неуверенность Калнингса в его успехе. Это также подтверждается его сотрудничеством с А. Карклиньшем, который в то время был сотрудником кредитного департамента Министерства финансов.

Вполне возможно, что А. Кливе долгое время испытывал разочарование по поводу роли удаленного наблюдателя, назначенного ему при принятии решения по этому национально важному вопросу. А. Карклиньш поддержал Сейм в решении о сохранности казначейских векселей и государственного золотого фонда, также ссылаясь на интересы национальной обороны.

Этот законопроект был отклонен финансовой комиссией Сейма, в основном из-за предложения передачи государственного золота Банку Латвии. Финансовая комиссия считала, что золотой фонд - это резерв для "очень важных и очень неотложных национальных потребностей". Поэтому стратегический резерв должен находиться в распоряжении правительства, которое подотчетно Сейму. Большинство Финансовой комиссии выступило против законопроекта Р. Калнингса. Таким образом, национальная валютная система была сформирована, в основном, политическим, а не экономическим расчетом. Сейм сохранит контроль над накопленным золотым запасом со второй половины 1921 года до первой половины 1923 года. Поэтому, косвенные данные приводят к выводу, что существовала двойная финансовая система Латвии - с двумя золотыми фондами - государством и Банком Латвии.

Но, прежде всего, надо было очень серьезно относиться к стратегическим потребностям страны, а именно - к финансированию обороны.

С трибуны Сейма проект Р. Калнингса раскритиковали - Петерис Бернис, депутат партии «Демократический центр», член фракции общественных работников Латвийской социал-демократической партии Вольдемар Бастьянис и член Латвийской социал-демократической партии - Юулиус Келмс, который, кстати, заменил три года спустя Р. Калнингса в качестве председателя Совета Банка Латвии. Откровенно или смутно они выразили мнение, что Латвия недостаточно созрела для того, чтобы передавать государственную денежно-кредитную политику только Банку Латвии. Золото, по их мнению, было стратегическим для Латвии ключом безопасности, который должен находиться под контролем политической элиты.

"Закон об изъятии казначейских векселей из обращения" Р. Калнингса, статья 1 проекта, получила поддержку только 24 депутатов, поэтому проект не обсуждался и был сочтен отклоненным. Большинство Сейма поддержало сохранение казначейских векселей, и днем, 14 ноября 1924 года, 49 голосами "За" и 12 "Против", без воздержавшихся, был принят «Закон о казначейских векселях» (опубликован в правительственной газете 24 ноября 1924 года), в котором указывалось, что "казначейские векселя, выпущенные в рублях, должны быть изъяты из обращения, а новые выпущены взамен.

Векселя в латах должны иметь следующие номиналы: 1, 2, 5, 10 и 20 Лат. Общая сумма казначейских векселей в обращении не может превышать сорок восемь миллионов лат, и государство несет ответственность за все выпущенные деньги. Для обеспечения ставки выданных казначейских векселей, то есть финансовой стабильности, государство вкладывает золото в Банк Латвии как государственный вклад в специальный Фонд, равный как минимум четверти непогашенных сумм общей номинальной стоимости казначейских векселей".

Таким образом, в Латвии поддерживалась двойная валютная система: Министерство финансов контролировало казначейские обязательства (банкноты и монеты), но Банк Латвии также выпустил деньги в оборот. В частности, банкноты и казначейские обязательства, в т.ч. монеты - этапы эмиссии отражены в систематизированных исследованиях латвийских финансовых историков.

Банк Латвии выпустил в обращение банкноты номиналами 20, 25, 50, 100 и 500 Лат и казначейские векселя 5, 10 и 20 Лат. Также монеты - 1, 2 и 5 Лат в серебре, 1, 2 и 5 сантимов в бронзе и никелевыми монетами 10, 20 и 50 сантимов.

Банкноты двух эмитентов различались, в основном, по номиналу (казначейские векселя выпускались мелкими бумажными банкнотами и металлическими монетами и служили, в основном, в качестве рабочей валюты, на ежедневной основе). Чтобы предотвратить инфляцию оборот денег в Латвии не был впоследствии увеличен.

Банкноты Банка Латвии были покрыты только доступными средствами, предусмотренными в Уставе Банка. Тиражи выпущенных банкнот были относительно небольшими, и трудности в обеспечении денег для Банка Латвии не представляли. Наибольшее количество иностранных резервов было в 1928 году (81,5 млн. Лат), доля золота в иностранных резервах значительно увеличилась за первые 10 лет работы Банка Латвии. В свою очередь, фактическая эмиссия не достигла потенциальной эмиссии ни в каком году.

Банк Латвии, хотя Устав предусматривает, что банкноты могли быть выпущены, если их количество не превышает 100 млн.Лат, обеспеченных золотом или в безопасной иностранной валюте в размере не менее 50% от суммы, разрешил использование краткосрочных векселей, следуя принципу, что все выпущенные банкноты должны быть полностью покрыты золотом или безопасной иностранной валютой.

Даже во время мирового экономического кризиса, когда были значительно истощены валютные резервы, обеспечение в латах более чем в два раза превысило требования закона. Также, в международных отношениях правительству всегда удавалось поддерживать официально объявленную стоимость латов. Самый сложный период начался после 21 сентября 1931 года, когда мир, раздираемый экономическим кризисом, отказался от привязки национальных валют к золоту и позволил им упасть, Латвия не последовала этому примеру. Хотя, 8 октября 1931 года, «Положение о валютных операциях», изданное Кабинетом министров, в соответствии со статьей 81 Конституции, было отменено.

В нём говорилось об обмене банкнот на золото. На этом, формально, закончились Золотые Латы, хотя обменный курс золотого лата сохранялся еще пять лет.

Чтобы не допустить резкого сокращения валютных резервов Банка Латвии в связи с повышением спроса на иностранную валюту, государство приостановило свободный оборот банкнот в латах.

Торговля иностранной валютой была учреждена как государственная монополия и передана Банку Латвии." (www.periodika.lv) (www.redzidzirdilatviju.lv)