наверх
header Notes Collection

Марки - 13 сентября 1890 года - подъем флага на месте Форт-Солсбери, 1940, Южная Родезия

Номер по каталогу неизвестен -
Годы выпуска: 03.06.1940
Тираж:
Подписи: no signature
Серия: Без серии
Образец от: 1940
Материал: Бумага
Размер (мм): 39 х 29
Печатный двор: Waterlow and Sons, Limited, London

* Картинки отмеченные знаком magnify, рассматриваются увеличительным стеклом, остальные открываются в полном размере по клику на изображении.

** Слово "Specimen" присутствует только на некоторых электронных изображениях, согласно правилам публикации банкнот соответствующих банков.

Марки - 13 сентября 1890 года - подъем флага на месте Форт-Солсбери, 1940

Описание

Водяной знак:

Аверс:

Марки - 13 сентября 1890 года - подъем флага на месте Форт-Солсбери, 1940

Лист марок Южной Родезии 1940 года. 1 лист - 60 марок по 1d (пенс) каждая. Полная стоимость листа - 60 Пенсов.

Hoisting the flag at Fort Salisbury

На марках - 13 сентября 1890 года - подъем флага на месте Форт-Солсбери, будущей столицы Родезии.

Пионерская колонна Британской южноафриканской компании достигла места расположения форта Солсбери 12 сентября 1890 года, который с 1920 года отмечался как День Пионеров. На следующее утро, в 10 часов утра, 13 сентября 1890 года, состоялся парад, в парадной форме, всей колонны. Пушка с семью фунтами произнесла королевский салют, и Канон Бальфур произнес молитву, когда лейтенант колонны Эдвард Тиндейл-Биско поднял флаг на вершину флагштока, возвышающегося над местом будущей столицы, Солсбери.

"Территория, на которую мы вступили, была прекрасна. По зеленым долинам текли небольшие ручьи. Склоны холмов были покрыты лесами масаса (мсаса – Brachystegia spiciformis). Цвет листьев варьировался от ярко-золотого до разных оттенков ржавого. Между ними росли чудесные цветы. Везде мы обнаруживали признаки того, что не так давно здесь во множестве обитали аборигены. Мы проезжали разрушенные поселения и заброшенные участки. Деревни, прятавшиеся между холмами, также не подавали признаков жизни. Фредерик Кортни Селус был взволнован. Он хорошо знал жителей одного из краалей. 18 месяцев назад в нем жило две тысячи душ. Сейчас он был пуст. Они, наверное, были истреблены или угнаны в плен.

Пересекать реку Ханьяни мы начали еще до завтрака в четверг 11 сентября. В каждый из 117 фургонов необходимо было впрячь двойное количество буйволов. Это было очень тяжелой работой. Ханьяни была последней серьезной рекой на нашем пути к горе Хэмпден, видному ориентиру в 16 милях от нас, между реками Ханьяни и Гвеби. Селус хорошо знал прилегающую к ней местность. Именно он открыл эту гору и дал ей имя. Прошло уже почти пять месяцев с тех пор как мы покинули Кимберли. Путь был долгим, каждый день мы ожидали нападения матабелов.

Однако мы внесли изменения в наши планы. После напряженного дня мы встали лагерем у реки Макабузи. Нашим быкам необходим был отдых. В ходе привала, Джонсон (майор Фрэнк Джонсон, возглавлявший Колонну Пионеров на пути к горе Хэмпден) с небольшим эскортом отправился к небольшому холму в пяти милях, чтобы лучше обозреть оттуда местность. Взобравшись на нее, он увидел, что у подножия холма, с другой стороны, раскинулась великолепная равнина, с хорошей красной землей, великолепно подходящей для ведения сельского хозяйства. По равнине тек ручей, что решало проблему снабжения водой для будущего города. Эта равнина была гораздо более лучшим местом для закладки столицы, чем окружавшие гору Хэмпден болотистые места. Джеймисон (доктор Леандр Джеймисон, правая рука Родса, позже управляющий территорией Машоналенда и премьер-министр Капской колонии) прервал свой обед, чтобы съездить посмотреть на то, что открыл Джонсон. Имея на то полномочия Родса, Джеймисон решил, что это место будет наиболее подходящим. Местные называли холм "Харари", мы же назвали это место "Солсбери", в честь маркиза Солсбери, премьер-министра Великобритании.

Около 08:00 пятницы, 12 сентября 1890 года, адъютант принес приказ выступать. Авангард колонны обогнул южную оконечность холма. Дорога была проходимой – нам понадобилось срубить всего несколько деревьев. К несчастью, выяснилось, что мы направляемся в болото. По этой причине мы приняли влево, огибая холм, а потом правее, к тому месту, где в настоящее время стоит собор. Вокруг цвели желтые цветы. Место было выбрано, потому что оно находилось в удалении от подножия холма и рядом с рекой Макабузи. Мы были все время начеку – из-за возможной атаки матабелов. К наступлению вечера мы распрягли всех быков. Так закончился исторический день, 12 сентября. Мы находились в 360 милях от реки Тули, и в 1600 – от Кейптауна. Вечером мы разгрузили и разбили палатки. Переход из лагеря Сесил ничем не ознаменовался. Наши ожидания возможной атаки так и не материализовались. Но мы постоянно были настороже и отрабатывали маневры на случай нападения. Слухи о нашей готовности наверняка дошли до Булавайо.

Я удивился, узнав, что майор Джонсон не собирается присутствовать при параде. Очевидно, что он решил уступить честь старшему по званию, полковнику Пеннифазеру. (Эдвард Грэм Пеннифазер был командующим Британской Южно-Африканской Полицией с 1 марта 1890 по 2 января 1892 года. Именно он возглавлял вооруженный эскорт BSAP, охранявший Колонну Пионеров). Полковник был самым старшим по званию офицером. Более того, именно BSAP с этого момента должна была взять в свои руки контроль и обеспечение порядка на территориях. Кроме того, в обязанности полиции теперь входила охрана Форта Солсбери. Когда Колонна достигла холма Харари 12 сентября, Джеймисон постановил, что Джонсон в полной мере выполнил условия контракта с Сесилом Джоном Родсом. В силу этих причин, Джонсон решил, что он свободен от обязанностей и направился к холмам Хартли на реке Умфали, чтобы обследовать древние золотые шахты, расположенные там. С ним также отправились Борроу и Тед Бернетт. За старшего остался капитан Хини, командир роты «А». Однако он был американцем и по этой причине он уступил старшинство капитану Генри Хости из роты «В», чтобы тот мог провести церемонию подъема флага.

Перед отбытием майор Джонсон отдал приказ о проведении торжественного построения на следующий день, субботу 13 сентября 1890 года, в 10:00 в парадной форме. Наши семифунтовые орудия должны были дать салют в честь Ее Величества, в тот момент, когда флаг будет поднят. Джонсон оказал мне честь непосредственного поднятия флага. Поскольку я был флотским офицером Ее Величества, то ошибка в том, что флаг будет поднят неправильно, исключалась! На рассвете несколько солдат моей бригады вместе со мной отправились искать самый прямой ствол среди окружавших нас масаса. Капитан Хости, гордый тем, что ему доверили командовать парадом, настоял, чтобы присоединиться к нам. Большинство стволов и длинных веток были кривыми, но через некоторое время мы нашли идеальное дерево. Мы воздвигли его в середине участка, предназначенного для закладки форта, и укрепили на нем флаг-фал и оттяжки. С этого момента место стало называться Сесил-Сквер. Сейчас на этом месте возвышается красивый высокий флагшток.

Hoisting the flag at Fort Salisbury

В 10:00 солдаты выстроились рядом с нашим импровизированным флагштоком. По центру стояли роты "А" и "В", правее – рота "С" с двумя семифунтовыми орудиями. Рота "В" Британской Южно-Африканской Полиции построилась слева. Рядом со мной у флагштока стояли полковник Пеннифазер, его адъютант Сидни Шепстоун и сэр Джон Уиллоуби, заместитель полковника. Я стоял по стойке смирно, держа подмышкой аккуратно свернутый флаг, в то время как капеллан Бальфур из BSAP произнес небольшую речь и вознес молитву Господу.

Когда он закончил молитву, горны заиграли "Королевский салют". Войска взяли оружие на караул. Я медленно поднял свернутый флаг до конца флагштока. На ветру флаг развернулся и захлопал. В этот момент моя военно-морская бригада дала салют из 21 залпа. Когда эхо от выстрелов затихло, полковник провозгласил троекратное ура в честь Ее Величества королевы Виктории. Солдаты дружно ответили на призыв. Вместо шляпы я отсалютовал своей шпагой. Машоналенд теперь стал частью Британской империи. Теперь мы должны были его защищать и развивать здесь экономику, которая позволит первобытным племенам избавиться от бедности и невежества и предложит оплачиваемую работу для всех, включая матабелов. Это был волнующий момент...

Из автобиографических записок коммандера Эдварда Тиндейла-Биско.

Эдвард Кэри Тиндейл-Биско поступил на службу в Королевские ВМС в 1878 в возрасте 14 лет и служил на флоте 11 лет. Он принял участие в экспедиции в Машоналенд с Колонной Пионеров, отряженной Сесилом Родсом для исследования новых земель и передачу их под британскую корону. Именно он поднял флаг 13 сентября 1890 года на месте закладки Форта-Солсбери. Принимал участие в Бурской войне, командовал батареей морских орудий при Ледисмите. Умер в июне 1941 года, по его смерти был объявлен государственный траур. Его племянник Дэвид Тиндейл-Биско на основе рассказов дяди (он находился при нем последний год жизни коммандера), его писем, дневников и рапортов, выпустил автобиографическую книгу "Моряк, солдат" (SAILOR SOLDIER by David Tyndale-Biscoe). Культовый родезийский певец Джон Эдмонд упоминал Тиндейла-Биско в своих песнях: "...since Teddy Tyndale-Biscoe raised the flag upon the mast..."

Территория, по которой мы шли, когда-то была густо заселена. Мы видели какие-то остатки разрушенных краалей, но матабелы основательно зачистили эту местность, и за исключением пары деревень, располагавшихся на труднодоступных вершинах холмов, мы не видели ни одной живой души.

Ближе к вечеру 10 сентября, мы подошли к реке Ханьяни и встали лагерем на южном берегу. Рота "А" занималась наведением переправы. Уровень воды был невысок, но подходы к броду на обеих сторонах представляли собой обширные участки песка; впрочем, эта проблема была решена с помощью связок тростника, которые мы подкладывали под колеса фургонов, чтобы те не вязли. Переправу мы закончили следующим утром и к 10 часам сделали привал на северном берегу – наконец последняя большая река на нашем пути была преодолена. После полудня мы опять тронулись в путь и к пяти часам вечера добрались до места, которое сейчас называется Сикс-Майл-Спрют, где и встали лагерем. Через некоторое время мы увидели, что к нам приближается степной пожар, подгоняемый свежим бризом. В течение часа все работали, не покладая рук, чтобы остановить огонь, и нам удалось остановить пламя – но буквально в последнюю секунду.

Довольно долгое время командование обсуждало, где именно мы должны окончательно закончить путь и начать закладку форта. Форт необходимо было построить в месте, где нет малярии и прочих напастей, поскольку впоследствии он должен стать основой для будущего города. В принципе мы держали курс на гору Хэмпден, но только потому, что гора представляла собой известный ориентир, широта и долгота которого была известна. Местность, примыкающая к горе была хорошо известна Селусу, который, собственно, открыл эту гору и дал ей имя. Кроме того, майор Джонсон и еще несколько участников экспедиции также хорошо знали эти края. В течение нескольких дней скауты-проводники разведывали местность, по которой должна пройти наша колонна, ища место для форта – и по общему мнению таковым был большой открытый участок около Макабузи, примерно в 12 милях от горы Хэмпден. Полковник Пеннефазер, майор сэр Джон Уиллоуби и майор Джонсон проинспектировали обнаруженную территорию. Очевидно, что он соответствовала необходимым условиям – местность была здоровой, а Макабузи в те времена несла достаточное количество воды.

Наконец было решено остановиться между холмом, который машона называли "Харари" и рекой Макабузи, и заложить форт там. Форт предполагалось назвать Форт-Солсбери, в честь маркиза Солсбери, премьер-министра Великобритании.

С первыми лучами рассвета 12 сентября, мы свернули лагерь у Сикс-Майл-Спрют и начали последний переход. Медленно продвигаясь по вельду, мы наконец перевалили через хребет, окружавший долину Ханьяни, и с него увидали небольшую долину – сейчас это место располагается между Косвэй и Солсбери-копие. Она была вся покрыта ярко-желтыми приятно пахнувшими цветами, похожими на иберийки. Тем утром охрану несла рота «В». К тому моменту кода мы прибыли и спешились, лагерь был уже разбит и долгий пятимесячный переход от Кимберли, наконец-то, завершился.

Сегодня сложно представить те чувства, которые царили в тот день в лагере. Большинство из нас были молоды, некоторые так и просто настоящими детьми, и, естественно, мы были полны надежд. Мы были в восторге, мы заработали состояние, мы ощущали себя почти что миллионерами. Я помню, что самой популярной темой для разговоров была та, что за два года мы разбогатеем настолько, что сможем поехать на всемирную выставку в Филадельфию 1892 года. Кстати, один из членов нашей экспедиции действительно поехал туда – он женился на богатой женщине и таким образом смог уехать.

Тем вечером мы наконец выгрузили с фургонов наши палатки – в первый раз с момента когда мы покинули Маклутси – и установили их. Вскоре после этого майор Джонсон вместе с Борроу и Тедом Бернеттом к холмама Хартли на реке Умфали, чтобы своими глазами взглянуть на старые золотые шахты, о которых столько говорилось. Командование корпусом Пионеров возглавил капитан Хини.

Сэр Джон Уиллоуби был занят проектированием будущего форта – он постоянно сверялся с главой о фортификациях из "Справочника солдата". Он сказал, что возводит люнет.

Вечером до всех довели приказ о том, что следующим утром в 10 часов состоится смотр частей и торжественный парад, посвященный поднятию флага. Хини и я обсудили предстоящее мероприятие и пришли к следующему: поскольку Хини был американским гражданином, то поднимать британский флаг он имел меньше прав, чем офицеры Ее Величества. Так что мы договорились, что на следующий день он будет вместо меня дежурным офицером (была моя очередь), а я буду командовать корпусом Пионеров на параде.

Проснувшись утром 13 сентября, я неожиданно припомнил, что у нас нет флагштока, на который надо поднять флаг – так что я разбудил Биско, как и я бывшего моряка, и, раздобыв топор, мы направились к ближайшим деревьям. Там мы довольно быстро обнаружили прямой ствол. Пока я срубал его, в лагере протрубили "Подъем" - Биско направился в лагерь и привел троих матросов из пулеметного взвода роты "С".

Затем мы принесли ствол в лагерь, установили растяжки и воздвигли его в центре будущего форта – сейчас на этом месте находится Сесил-Сквер. В 10:00 все подразделения были построены. Роты "А" и "В" корпуса Пионеров по центру, справа рота "С" со своими двумя семифунтовыми орудиями, слева – рота "В" полиции. У флагштока встали полковник Пеннефазер, сэр Джон Уиллоуби, лейтенант Сидни Шепстоун (адъютант Пеннефазера), лейтенант Тиндейл-Биско с флагом подмышкой и капеллан Бальфур. Капеллан прочел небольшую речь и молитву, после чего горнисты заиграли "Королевский салют", а войска взяли оружие на караул. Биско медленно и торжественно поднял флаг. Когда флаг дополз до верхушки флагштока, рота "С" произвела 21 залп. С последним выстрелом опять зазвучал "Королевский салют" и мы опять взяли оружие на караул. Затем полковник призвал прокричать троекратное ура в честь Ее милосердного Величества королевы Виктории – что солдаты выполнили с энтузиазмом. Машоналенд теперь стал частью Британской империи, еще одной драгоценностью в короне Британии...

Из записок Генри Фрэнсиса Хости, капитана Корпуса Пионеров.

Генри Фрэнсис Хости родился в 1853 году, в Стэнхоу, около Сэндрингема в Норфолке, в семье священника (его отец позже стал настоятелем собора Св.Павла). Среди предков Хости был адмирал сэр Уильям Хости, сражавшийся под командованием Горацио Нельсона. Свою службу он начал в торговом флоте, позже перейдя в военно-морской. В 1877 вместе с братом Сесила Родса, Гербертом, он принял участие в экспедиции в центральную Африку, организованной Министерством иностранных дел Великобритании – это была первая экспедиция, достигшая северной оконечности озера Ньяса посуху. С 1883 по 1890 он был капитаном корабля "Троян". После этого он присоединился к экспедиции Родса, получив звание капитана корпуса Пионеров. Когда корпус был расформирован Хости был старателем, шахтером и позже фермером. В ходе восстания матабелов 1896 года майор Хости был заместителем командующего Полевым отрядом Солсбери. Умер в 1936 году." (radio-rhodesia.livejournal.com).

Реверс:

Марки - 13 сентября 1890 года - подъем флага на месте Форт-Солсбери, 1940

Белый фон.

Комментарий:

Дизайнер: Миссис Л.Е. Кюртис (Mrs. L. E. Curtis).