наверх
header Notes Collection

20 Лат 1925, Латвия

Каталог Краузе (Пика) Номер: 17а
Годы выпуска: 30.01.1926 - 25.03.1941
Тираж: 1 000 000
Подписи: Padomes priekšsēdētājs: Ringolds Kalnings (in office 1922-1927), Galvenais direktors: Edgars Švēde
Серия: Без серии
Образец от: 1925
Материал: Хлопчатобумажное волокно
Размер (мм): 135 х 75
Печатный двор: Waterlow and Sons, Limited, London

* Картинки отмеченные знаком magnify, рассматриваются увеличительным стеклом, остальные открываются в полном размере по клику на изображении.

** Слово "Specimen" присутствует только на некоторых электронных изображениях, согласно правилам публикации банкнот соответствующих банков.

20 Лат 1925

Описание

Водяной знак:

Аверс:

20 Лат 1925

Jānis Čakste

Гравировка на банкноте, вероятно, сделана с этого фото Яниса Чаксте, в Риге, 1926 год.

Янис Чаксте (Зирне; латыш. Jānis Čakste, в Российской империи Иван Христофорович Чаксте, 14 сентября 1859 - 14 марта 1927) - латвийский политик и государственный деятель, первый президент Латвийской Республики.

Родился в Добленском уезде Курляндской губернии. Отец - Кришьянис (Христофор) Чаксте (Зирне; 1827-1864), мать - Каролина-Матильда, урождённая Наруновска (1835-?).

В 1882 году закончил Митавскую немецкую гимназию и поступил на юридический факультет Московского университета, где создал Московское общество латышских студентов. После окончания университета в 1886 году работал секретарём прокуратуры Курляндской губернии.

С 1888 года - помощник присяжного поверенного, а с 20.11.1897 г. - присяжный поверенный. Издавал (до 1914) и редактировал (до 1906) еженедельник "Tēvija" (Отчизна). В 1895 году организовал и финансировал IV Всеобщий праздник песни в Митаве (ныне Елгава), потратив примерно 4000 золотых рублей. Возглавлял Митавское латышское общество.

В революцию 1905 года выступил с программой автономии Латвии. В 1906 году избирается депутатом I Государственной Думы от Курляндской губернии. В Думе примыкает к партии кадетов. После роспуска Думы подписал "Выборгское воззвание", за что в 1908 году три месяца проводит в Митавской тюрьме. С началом первой мировой войны - председатель Митавского комитета Красного Креста.

Весной 1915 года переехал в Тарту. Активно работал в Латышском центральном комитете по оказанию помощи беженцам из Латвии. В декабре 1916 года уехал в командировку в США, но в Стокгольме узнал о революции в России и вернулся. Написал брошюру о необходимости независимости Латвии. В 1917 году - комиссар Временного правительства в Курляндской губернии, находится в Юрьеве (Тарту). С 13 октября 1917 года принимал участие в работе Латвийского временного национального совета, работал в отделе иностранных дел.

Вернулся в Латвию 11 ноября 1918 года и 17 ноября узнал, что избран председателем Народного совета Латвии.

В январе 1919 года во главе латвийской делегации посетил Лондон и парижскую мирную конференцию. Открыл 1 мая 1920 года первое заседание Учредительного собрания, принял участие в выборах его председателя и получил 83 голоса, тогда как Райнис - только 48.

14 ноября 1922 года Сейм избрал Чаксте первым президентом Латвии (92 депутата - «за», 6 воздержались) как единственного кандидата; 6 ноября 1925 года он был избран вновь.

За время президентства провозгласил 402 закона. В их числе следует отметить Закон об образовании, обязывающий государство и самоуправления создать столько школ для нацменьшинств, сколько необходимо. Помиловал 549 человек.

С 14 ноября 1919 года - доцент Латвийского университета, 28 сентября 1924 года получил степень почётного доктора права. С 1921 года читал лекции и на офицерских курсах.

14 марта 1927 года скончался. Похоронен на Лесном кладбище в Риге.

Номинал по центру цифрой и прописью. Цифрами по всем углам.

Реверс:

20 Лат 1925

coat Latvia

Герб Латвийской республики представляет собой пересечённый и полурассечёный на лазурь, серебро и червлень щит. В лазоревом поле изображено стилизованное золотое восходящее солнце с расходящимися лучами, в серебре - смотрящий влево червлёный лев, в красном поле - смотрящий вправо серебряный грифон, держащий в правой лапе клинок. Над щитом три расположенные дугообразно золотые пятиконечные звезды. Щит поддерживают вздыбленные червлёный лев и серебряный грифон, стоящие на основании из зелёных ветвей, обвитых лентой.До провозглашения независимости Латвийской республики 18 ноября 1918 года герба единой Латвии не существовало. Герб, созданный латышским художником, профессором Рихардсом Зариньшем (Rihards Zariņš), объединил в себе как символы национальной государственности Латвии, так и старинные гербы исторических областей страны. Был принят в качестве государственного герба 16 июля 1921 года Учредительным собранием (латыш. Satversmes sapulce) Латвийской республики. В советское время был заменен на герб Латвийской ССР. Восстановлен в апреле 1990 года, после избрания многопартийного Верховного Совета.

Восходящее солнце в верхней половине геральдического щита символизирует национальную государственность Латвии. Стилизованные изображения солнца, как знака национальной принадлежности, использовались латышскими стрелками во время Первой мировой войны, в которой стрелки принимали участие в составе войск Российской империи. Знак солнца изображался с семнадцатью лучами, которые символизировали 17 уездов, населённых латышами. Три звезды над щитом герба символизируют единую Латвию, объединяющую три исторические области: Курляндию-Земгалию, Видземе и Латгалию.

Исторические области Латвии в государственном гербе Латвийской республики отражают более древние геральдические символы, которые появились уже в XVI столетии. Курляндию и Земгалию (Западная Латвия) символизирует красный лев, появившийся в гербе герцога Курляндского с 1569 году. Видземе и Латгалию (Восточная Латвия) символизирует серебряный грифон - сказочный крылатый зверь с телом льва и головой орла. Этот символ появился в 1566 году, когда современные Видземе и Латгалия входили в состав Речи Посполитой.

Надпись под гербом: "Par latvijas bankas naudas Zimju viltosanu, vai viltotu zimju uzglabasanu un izplatisanu vainigos sodis saskana ar sodu likumiem".

По-русски: "Штраф за подделку латвийских банковских билетов или за хранение и распространение контрафактных товаров полагается в соответствии с уголовным законодательством".

Номиналы цифрами справа и слева от герба. Над гербом прописью.

Комментарий:

Дизайнер: Вильгельм Круминьш (Vilhelms Krūmiņš).

Вчера, а именно 19 мая 2020 года, мне задал вопрос один из посетителей моего сайта, из Москвы. В частности, он спросил:

"Почему на банкнотах 10 Лат эмитентом обозначено государственное казначейство (Latvijas valsts kases zime), а на других банкнотах эмитентом является Банк Латвии (Latvijas Bankas)"?

Я не смог сразу ответить на этот вопрос, но..заинтересовался им:) Пришлось заняться переводом статьи - в статье ответ на вышеприведённый вопрос!, на латышском языке, прошу прощения за возможные недочёты в переводе:

"Банк Латвии имел монопольное право, в своих уставах, выпускать банкноты, но, в целом, у государственных денег было два владельца - Банк Латвии и Министерство финансов (Кредитная касса). Такие отношения также сформировали денежную систему Латвийской Республики, которая началась с рождения латвийского рубля, весной 1919 года и, наконец, была продолжена образованием документа «Закон о казначейских обязательствах» от 14 ноября 1924 года. В Латвии, в обращении, было два вида денег, но политики и экономисты были не согласны с такой практичностью «дуализма».

Во-первых, в обращении находились казначейские векселя в рублях, которые на тот момент были выпущены на основании разрешения Конституционного Собрания.

2420 млн. Рублей (по курсу 48,4 миллиона Лат), из которых 500 рублёвыми банкнотами - около 38 млн. лат. Они представляли товары и услуги и были напечатаны, чтобы покрыть их всеми национальными ценностями. Это было подтверждено страной, в лице управляющего казначейством и министра финансов (подписи на банкнотах). Эти деньги были покрыты государственными резервами около 70% по номиналу.

Во-вторых, банкноты Банка Латвии были в обращении и в латах - 22,3 миллиона, в стоимостном объеме было выпущено 26,0 млн. Лат (другие банкноты находились в кассе Банка Латвии, на различные расходы). Они были полностью обеспечены золотом и иностранной валютой, подтверждая кредитоспособность Латвии.

Монеты - бронза, никель и серебро - также были в обращении. 1 ноября 1924 года в обращении были бронзовые деньги - около 0,5 млн. Лат, никелевые деньги - около 2,2 млн. Лат, и серебряные деньги - около 8,5 млн. Лат.

Такой монетарный дуализм имел как сторонников, так и противников. 14 ноября 1924 года Сейм обсудил представленные законопроекты. Один из них - "Закон государства об изъятии казначейских векселей" - подготовил министр Рингольд Калнингс. Второй был подготовлен финансовой комиссией Сейма. А пока Калнингс не был министром финансов (10.09.1922-26.01.1924), и на этом посту друг друга сменили три министра - А. Риекстиньш, А. Бушевичс и Х. Пунга, и был подготовлен проект для изъятия рублей, поддерживая их золотое покрытие Министерством финансов, но поручая Банку Латвии хранение золота.

Р. Калнингс, после возвращения на должность министра, в январе 1924 года, передал его в Сейм. Новый проект был представлен Финансовому комитету, который отклонил его. Оба эти проекта были рассмотрены на пленарном заседании Сейма 14 ноября 1924 года.

Проект г-на Калнингса основывался на осторожном представлении о том, что парламентская система не сможет гарантировать гарантии казначейства, если в любое время, по популистским требованиям и без учета экономических обстоятельств, увеличивать выпуск векселей, тем самым способствуя инфляции. В связи с этой угрозой Р. Калнингс потребовал изъятия казначейских векселей из обращения.

Это предложение было основано на том принципе, что должен быть один регулятор денег, учреждение, которое может вводить банкноты в обращение, которые можно обменять на золото в любое время. Все национальное золото должно быть предоставлено в распоряжение Банка Латвии. Оно может быть использовано только на банковские операции, в соответствии с Уставом Банка, а не отдельно, в интересах каких-то политических групп. Хотя Р. Калнингс был в то время Председателем Совета Банка Латвии, этот законопроект не обсуждался в Совете Банка, поэтому следует учитывать, что он был проектом министерства финансов, но тот факт, что летом 1924 года проект, подготовленный Советом Банка Латвии для выпуска банкнот в 20 и 25 лат получил вето от министра финансов Р. Калнингса, подтвердив неуверенность Калнингса в его успехе. Это также подтверждается его сотрудничеством с А. Карклиньшем, который в то время был сотрудником кредитного департамента Министерства финансов.

Вполне возможно, что А. Кливе долгое время испытывал разочарование по поводу роли удаленного наблюдателя, назначенного ему при принятии решения по этому национально важному вопросу. А. Карклиньш поддержал Сейм решение о сохранности казначейских векселей и государственного золотого фонда, также ссылаясь на интересы национальной обороны.

Этот законопроект был отклонен финансовой комиссией Сейма, в основном из-за предложения передачи государственного золота Банку Латвии. Финансовая комиссия считала, что золотой фонд - это резерв для "очень важных и очень неотложных национальных потребностей". Поэтому стратегический резерв должен находиться в распоряжении правительства, которое подотчетно Сейму. Большинство Финансовой комиссии выступило против законопроекта Р. Калнингса. Таким образом, национальная валютная система была сформирована, в основном, политическим, а не экономическим расчетом. Сейм сохранит контроль над накопленным золотым запасом со второй половины 1921 года до первой половины 1923 года. Поэтому, косвенные данные приводят к выводу, что существовала двойная валютная система Латвии - с двумя золотыми фондами - государством и Банком Латвии.

Но, прежде всего, надо было очень серьезно относиться к стратегическим потребностям страны, а именно - к финансированию обороны.

С трибуны Сейма проект Р. Калнингса раскритиковали - Петерис Бернис, депутат Саэймского демократического центра и беспартийной фракции общественных работников Латвийской социал-демократической партии, Член фракции Сейма Волдемар Бастьянис и член его партии - Юулиус Келмс, который, кстати, заменил три года спустя Р. Калнингса в качестве председателя Совета Банка Латвии. Откровенно или смутно они выразили мнение, что Латвия недостаточно созрела для того, чтобы передавать государственную денежно-кредитную политику только Банку Латвии. Золото, по их мнению, было стратегическим для Латвии ключом безопасности, который должен находиться под контролем политической элиты.

"Закон об изъятии казначейских векселей из обращения" Р. Калнингса, статья 1 проекта, получила поддержку только 24 депутатов, поэтому проект не обсуждался и был сочтен отклоненным. Большинство Сейма поддержало сохранение казначейских векселей, и днем, 14 ноября 1924 года, 49 голосами "За" и 12 "Против", без воздержавшихся, был принят «Закон о казначейских векселях» (опубликован в правительственной газете 24 ноября), в котором указывалось, что "казначейские векселя, выпущенные в рублях, должны быть изъяты из обращения, а новые выпущены взамен.

Векселя в латах должны иметь следующие номиналы: 1, 2, 5, 10 и 20 Лат. Общая сумма казначейских векселей в обращении не может превышать сорок восемь миллионов лат, и государство несет ответственность за все выпущенные деньги. Для обеспечения ставки выданных казначейских векселей, то есть финансовой стабильности, государство вкладывает золото в Банк Латвии как государственный вклад в специальный Фонд, равный как минимум четверти непогашенных сумм общей номинальной стоимости казначейских векселей".

Таким образом, в Латвии поддерживалась двойная валютная система: Министерство финансов контролировало казначейские обязательства (бумажные и металлические), но Банк Латвии также выпустил банкноты. В частности, банкноты и казначейские обязательства, в т.ч. монеты - этапы эмиссии отражены в систематизированных исследованиях латвийских финансовых историков.

Банк Латвии выпустил в обращение банкноты номиналами 20, 25, 50, 100 и 500 Лат и казначейские векселя 5, 10 и 20 Лат. Также монеты - 1, 2 и 5 Лат в серебре, 1, 2 и 5 сантимов в бронзе и никелевыми монетами 10, 20 и 50 сантимов.

Банкноты двух эмитентов различались, в основном, по номиналу (казначейские векселя выпускались мелкими бумажными банкнотами и металлическими монетами и служили, в основном, в качестве рабочей валюты, на ежедневной основе). Чтобы предотвратить инфляцию оборот денег в Латвии не был впоследствии увеличен.

Банкноты Банка Латвии были покрыты только доступными средствами, предусмотренными в Уставе Банка. Тиражи выпущенных банкнот были относительно небольшими, и трудности в обеспечении безопасности для Банка Латвии не представляли Наибольшее количество иностранных резервов было в 1928 году (81,5 млн. Лат), доля золота в иностранных резервах значительно увеличилась за первые 10 лет работы Банка Латвии. В свою очередь, фактическая эмиссия не достигла потенциальной эмиссии ни в каком году.

Банк Латвии, хотя Устав предусматривает, что банкноты могли быть выпущены, если их количество не превышает 100 млн.Лат, обеспеченных золотом или в безопасной иностранной валюте в размере не менее 50% от суммы, разрешил использование краткосрочных векселей, следуя принципу, что все выпущенные банкноты должны быть полностью покрыты золотом или безопасной иностранной валютой.

Даже во время мирового экономического кризиса, когда были значительно истощены валютные резервы, обеспечение в латах более чем в два раза превысило требования закона. Также, в международных отношениях правительству всегда удавалось поддерживать официально объявленную стоимость латов. Самый сложный период начался после 21 сентября 1931 года, когда мир, раздираемый экономическим кризисом, отказался от привязки национальных валют к золоту и позволил им упасть, Латвия не последовала этому примеру. Хотя, 8 октября 1931 года, «Положение о валютных операциях», изданное Кабинетом министров, в соответствии со статьей 81 Конституции, было отменено.

В нём говорилось об обмене банкнот на золото. На этом, формально, закончились Золотые Латы, хотя обменный курс золотого лата сохранялся еще пять лет.

Чтобы не допустить резкого сокращения валютных резервов Банка Латвии в связи с повышением спроса на иностранную валюту, государство приостановило свободный оборот банкнот в латах.

Торговля иностранной валютой была учреждена как государственная монополия и передана Банку Латвии."